Муж орет на меня

Светлана Ермакова: Ну, что я предприняла бы в этой ситуации?

 

Спросила бы  мужа, когда он готов провести серьезный разговор? Тон — самый доброжелательный.

 

Сказала бы: у меня  есть интересные предложения по улучшению нашей жизни, чтобы ссоры прекратились.

 

Начала бы разговор с того, что я понимаю: его командирство и резкость идут от того, что он любит ребенка и очень беспокоится.

 

И дальше моя речь была бы примерно такой:

 

"Мы начинали семью с дружеских отношений, нам было весело и кайфово вместе, а теперь мы перешли на отношения начальника и подчиненного. Я не хочу быть подчиненной, не хочу иметь начальника.

 

Ведь ни один подчиненный не любит начальника. Ты сам всю свою жизнь строишь так, чтобы жить без начальников.

 

Самое интересное, что и ты не хочешь быть начальником. Представь, что твой друг во всем тебе угождает и всегда с тобой согласен. Тебе сразу станет скучно с таким другом, и дружба быстро закончится.

 

А я не хочу, чтобы тебе стало скучно со мной, чтобы закончились наши отношения.

 

Я прочитала книги  Жарова-Ермаковой, которые живут без  ссор много лет, вместе работают и не устают друг от друга; им интересно друг с другом так, что даже друзей у них нет.

 

Они придумали способ – разделять  сферы влияния. Вернее, они этот способ скопировали с отношений друзей, когда друзья делают общее дело.

 

Суть  способа. В чем-то муж главный, в  чем-то жена. Например, за уроки ребенка отвечает жена, а за спортивную подготовку – муж.

 

И там, где жена главная, муж имеет пожелательный голос. Он может в споре дважды возразить, но окончательное решение принимает жена. И муж ее не укоряет, если решение неверное.

 

Там, где муж главный, жена может возразить в споре дважды, не больше. А окончательное решение за мужем. Если муж простудил ребенка на тренировке, жена его не укоряет.

 

Спор ведется так: муж высказывает свое намерение, жена, допустим, возражает. Муж объясняет свою позицию, жена, допустим, снова возражает.

 

Муж говорит, что понимает ее возражения, но все-таки решение принимает прежнее, не меняет его. Или меняет с учетом пожеланий жены.

 

И всё, никаких криков.

 

Именно так сотрудничают лучшие друзья. Они друг другу полностью доверяют и, если есть сомнения, задают вежливые вопросы, чтобы уточнить позицию. Никто никому не начальник.

 

Такая дружба живет долго. А если такая дружба рушится, то именно потому, что один из друзей начинает не доверять, покрикивать, давить".

 

Вот так бы я сказала мужу. Мужчины очень хорошо понимают, что такое дружба, какие у дружбы законы, поэтому разговор будет, я думаю, удачным.

 

— — —

 

Допустим, муж не принимает эту схему отношений в семье – назовем ее семья-дружба. Он хочет семью-службу, где один командир, а второй подчиненный.

 

Тогда я сказала бы мужу, что в такой семье жить не хочу и вынуждена с ним расстаться.

 

Но дала бы время подумать. И предупредила бы, что это расставание будет окончательным, ведь один раз у вас уже было расставание из-за его грубости.

 

И вот моя фраза из книги: "Если женщина сделала из себя служанку, то господину-мужу трудно удержаться от упреков. Слуги существуют для того, чтобы их упрекали".

 

— — —

 

Если муж согласится на семью-дружбу, объясните ему, что прежние привычки  у него будут проявляться по инерции, и вы готовы прощать ему грубость какое-то время.

 

А чтобы привычки быстрей менялись, я бы предложила ему договор.

 

У нас с Леонидом была такая ситуация, он не орал, но иногда говорил со мной раздраженным тоном. Ситуация описана в книге "Как быть мужем, как быть женой-2".

 

Эта была  последняя наша ссора, в результате мы заключили договор, по инициативе Леонида.