Как Светлана Ермакова и Леонид Жаров возвращались из Мексики

ПИШЕТ ЛЕОНИД ЖАРОВ: У нас было три рейса: Тихуана – Мехико-Сити, Мехико – Франкфурт и Франкфурт – Москва.

Самые большие переживания оказались на первом этапе. Потому что за день до вылета с утра до вечера шел весенний мелкий дождик (больше похожий на осенний), после рассвет туман, а затем низкая облачность. Невысокие горы наполовину в облаках, изредка взлетали самолеты (я их видел), но на посадку не заходили.

 

Вечером провели совещание, докладчиком выступил я. Основная мысль доклада: из Тихуаны вылет завтра в 9.00; скорее всего, летают не тихуанские, а столичные экипажи, если для посадки аэропорт Тихуаны будет закрыт, мы опаздываем на все остальные рейсы. Это означает большую мороку, но мы тут ничего сделать не можем. Однако сильный ветер дает надежду на быстрый отход атмосферных фронтов.

 

Перед сном сходили к Аде и Мануэлю, Мануэль сообщил, что на побережье океана (в десяти минутах езды) сегодня нет электричества, тут-то мы и услышали от него знакомое словечко: "торнадо". И вообще, на берегу много чего размётано, добавил Мануэль.

 

В утро отлёта мы встали в пять утра, я первым делом вышел на крышу и увидел звёзды в просветах облаков. Меня это весьма порадовало.

 

В половине шестого Света вышла из дома и доложила, что начался сильный дождь. Я сказал: это вторичный фронт, должен быстро пройти.

Минут через двадцать дождь прекратился, и мы поехали в аэропорт.

Там все сомнения рассеялись, регистрация уже идет.

 

Обнимаемся с Мануэлем и Ионом, весело идем со Светочкой под крылья Аэромехико.

Дальше всё шло без всяких волнений. Зарегистрировались, причем нам сказали, что большой чемодан из багажа получим уже в Домодедово.

 

В Мехико летели на сей раз по западной кромке Калифорнийского полуострова, вдоль океанского побережья (два года назад летели по восточной границе, вдоль Калифорнийского залива). Любовались горами и пустынями, опять отметил сходство с полярными якутскими горами, хотя мексиканские горы намного выше.

 

В Мехико прошли досмотр, вошли в пресловутую Duty free, надо ждать шесть часов до вылета.

Ну, ждем… Ага, в туалете нет воды! А в другой туалет надо идти метров триста.

Ладно, смотрим, нет ли фруктов – есть! Большие бананы! И почём? А вот – два доллара один банан. Как говаривал Киса Воробьянинов: однако!

Купили штук семь.

И ма-аленькие апельсины, которые оказались сладкие. Купили килограмм, оказалось – примерно по одному доллару штука.

 

Съели половину, потом решили еще килограмм апельсинов взять, с учетом ночи во Франкфурте.

Долго ли, коротко – Люфтганза объявляет регистрацию. Теперь самый длинный кусок – через два водоёма (Мексиканский залив и Атлантический океан). А между ними – Северо-Американские штаты и приличный участок Канады с полуостровом Лабрадор и островом Ньюфаундленд. После водоёмов Англия и Бельгия уже кажутся пригородами Москвы.

 

В самолете нашим соседом оказался веселый студент Карлос. А через проход от Карлоса – русские люди в тренировочных костюмах, человек пять, всем около шестидесяти, по репликам я понял – тренеры по боксу.

Взлетели в девять вечера и всю ночь летели в темноте. Карлос первым делом включил экран перед собой и впился в фильмец, который, по моим меркам, сделан для подростков 12-14 лет. Наши тренеры тоже попробовали его смотреть, их хватило минут на десять, потом заснули.

Мы со Светой залезли в свои читалки, а потом тоже задремали. Часа через полтора я включил свой экранчик – посмотреть на самолетик, он накладывается на карту маршрута. Оказалось, мы почти пролетели Мексиканский залив и вот-вот пойдет Флорида.

 

Карлос сидел в той же позе и не отрывался от экрана. Было похоже, что он слушает важнейшую лекцию, после которой сдаст последний государственный экзамен и получит диплом как минимум Гейдельбергского университета.

 

Вот так мы и летели, я дремал и читал, Света дремала и читала, а Карлос слушал лекцию. Самолетик меж тем пролетал сначала над Канзасом, потом над Пенсильванией, а ближе к утру глядь – уж и Ньюфаундленд. Вот за Ньюфаундлендом Карлос и заснул. А я уж начал беспокоиться – неужели парень так и будет напрягать глаза все десять часов полета? Ну, теперь будет весь океан спать.

 

Вся эта идиллия разнообразилась двумя перекусами. Нам принесли специально заказанный заранее вегетарианский набор. За это – отдельный респект нашей жж-подруге Тамаре Родиной и ее коллеге Эле Богдановой, которые опекали наши перелеты туда и обратно.

 

Однако в этот раз в набор входили шампиньоны, а мы едим только свои грибы, которые собирали либо мы, либо наши дети. Так что пришлось подъедать сначала рис, а после восхода солнца (уж Англии подлетали) немного картошки. И даже что-то похожее на маргарин съели, рискнули.

Ну и в перерывах весьма кстати пришлись мехиканские бананы и апельсины. Каждый раз предлагали Карлосу, но студент вежливо отказывался.

 

Северо-запад Европы проскочили за час, там уже и снега нет, а ведь всего-то второе марта.

Сели во Франкфурте, Карлос сразу вскочил, пожелал нам Буэнос бьяхэ и стоял рядом минут десять, пока не дошла очередь до выхода. Видать, к девушке торопился, ну не к профессорам же.

 

Заходим в аэропорт, в билетах у нас стоит номер гейта: В28, начинаем искать…Ну вот, пришли к своему гейту (по-нашему, стойка регистрации), показал билеты, служащий сказал: да-да, это здесь, но вам же долго ждать, вылет в девять утра. А сейчас четыре часа дня, между прочим. Ну, мы всё это знали, специально так подгадали, потому что не хотели ночь в Домодедово ждать, лучше во Франкфурте.

 

И действительно, эта ночь оказался самой интересной! В десять вечера самый большой аэропорт Европы вдруг опустел. Пассажиров не стало. Иногда мелькали уборщики, закрывались магазины и кафе. В одиннадцать мы остались одни.

Кстати, заранее купили йогурт, бананы и даже био-молоко. Этим и питались.

 

Было время, я летал часто в Домодедово (в мои аспирантские мгу-шные годы). И, когда бы я ни прилетал-улетал (а бывало и ночью), там всегда полно людей. А теперь представьте себе абсолютно пустые залы Домодедово – никого! Только аэропорт Франкфурт гораздо больше, чем Домодедово. И – никого! Никого! Всё залито светом, телевизоры работают – и никого!

 

Ну, понятно, что за нами наблюдают видеокамеры, и какой-то бдительный охранник с нас глаз не спускает, но ведь никто не гонит! И что еще хорошо – там кроме обычных кресел стоят еще и специальные, удлиненные, на них удобнее полулежать-полусидеть.

Вот на этих креслах (ноги можно положить на подставленный обычный стул) мы и скоротали ночку.

 

В пять утра появились уборщики, в шесть открылись первые кафе, тут же потянулись пассажиры на лондонский рейс, а мы к тому времени уже и зарядочку сделали.

Часа за полтора до вылета я засёк на табло, что наш рейс не имеет номера гейта, стоит одна буква В, а номера нету. Еще через полчаса иду опять к табло (до него метров двести), а там сюрприз – оказывается, регистрация идет в гейте В47! А это в другом конце коридора, а коридор такой длинный, что я и не знаю, где именно 47-й.

 

Бегу к Свете, хватаем вещички и быстренько так шпарим. По пути хвалим свою бдительность, так бы и просидели у 28-го гейта, если бы верили билету.

Однако опыт северных полетов давно научил меня бдить в аэропортах, так что мы успели, залезли в последний самолет и почти незаметно прилетели в родные места.

 

В Домодедово, конечно, слегка поволновались, когда на раздаче багажа маленький чемодан быстро выложили, а большого всё не было, не было. Но поскольку мы не одни такие ждали, решили, что это в порядке вещей.

 

Но вот и большой на конвейере закружился, взял я его, приготовил корешки багажные и пошли мы на выход. И тут большой сюрприз – никто не проверял! То есть, кто-то мог взять и чужой чемодан, ну, мать честная, где же бдительность?! Ни в одном аэропорту, где бы я не летал, таких казусов не случалось.

Быстренько пришли на платформу, сели в электричку и быстренько приехали на Павелецкий вокзал.

 

Решили ехать в Тюмень не в купейном вагоне, а в СВ. На Ярославском вокзале быстренько купили билеты, я сбегал через площадь в красивый магазин "Верный", где и прикупил на дорогу паре пачек гречки, бананов, кефир и ряженку. Да, друзья, это вкусно. Особенно если перед этим довольно скудно питаться и пролететь половину планеты.

 

В поезде быстренько подружились с проводницей, она выписала миску для гречки, мы залили ее кипятком и поставили париться на титан. Через час было готово, о-о-о!

Вот так, весело, мы и приехали в родные сугробы.

***

Книги Светланы Ермаковой и Леонида Жарова здесь:

http://selyodkin.ru/op/catalog/category/id/1

Павел Селёдкин